Дарья Галеева 0 61

История из брёвен.Владимир Тихонов – о новинках музея и спасении памятников

Через 200 лет оригиналов деревянных шедевров прошлого может не остаться.

Владимир Тихонов.
Владимир Тихонов. © / Дарья Галеева / АиФ

Досье:
Владимир Тихонов родился в Иркутске, детство провёл в старинном доме на улице Свердлова. Шутит, что оттуда у него и началась любовь к деревянному зодчеству. Учился в Иркутске, до перестройки занимался инженерной сейсмологией. Окончил также академию культуры Улан-Удэ, по специальности «музеевед-историк». Уже 25 лет посвящает всё своё время сибирской архитектуре и истории. Кандидат наук. Награждён медалью за строительство БАМа.
В день 80-летия Иркутской области в полку почётных граждан Иркутской области прибыло. Такой статус получили всемирно известный музыкант Денис Мацуев, руководитель крупного сельхозпредприятия Юрий Ширяев и директор архитектурно-этнографического музея «Тальцы» Владимир Тихонов.

«Тальцы» - вторая точка на карте Приангарья после Байкала, куда стремится попасть любой турист, оказавшись в нашем регионе. И даже самые искушённые из них признают: это место, где оживает история, и его однозначно стоило посетить. К примеру, в этом августе в восторге от музея остался премьер Дмитрий Медведев, и как говорит Владимир Тихонов, влюбился в Илимский острог.

В том, что сейчас музей называют одним из лучших в России, несомненно заслуга директора. Когда разговариваешь с Владимиром Тихоновым о его работе, даже не веришь, что он попал в «Тальцы» случайно, оставив работу инженера-геолога в академии наук.

«Корелы», кружечный двор и милиция

Владимир Тихонов: В мире работают около 4 тысяч этнографических музеев под открытым небом, но Россия в этом плане отстала. В нашей стране только 25 музеев такого типа, и семь из них находятся в Иркутской области, - рассказывает Владимир Тихонов. - Нашему региону есть чем гордиться.

Дарья Галеева, корреспондент «АиФ-Иркутск»: Среди этих 25 музеев страны (из тех, где бывали, конечно) какой вам понравился больше всего?

- Я бывал во всех и считаю, что наиболее продвинуты в этом плане архангельские «Малые Корелы». Это федеральный музей, так же как Кижи. Но Кижи наполняют по коллекционному типу: уникальные памятники истории и архитектуры просто ставят рядом, чтобы выглядело красиво. А в «Малых Корелах» применяют метод историко-культурного зонирования, как и в «Тальцах», - вывозят памятники с разных районов Архангельской области и в зависимости от территории компонуют экспозицию. Правда, и там элемент коллекционности до сих пор присутствует.

Музей «Тальцы» сохраняет историю, сложенную из брёвен.
Музей «Тальцы» сохраняет историю, сложенную из брёвен. Фото: АиФ/ Людмила Портнова

Иркутская область - единственный регион России, где провели детальное историко-культурное зонирование. На его основе мы и строим экспозиции - не просто вывозим памятники, а реконструируем историческую среду, стараясь показать особенности этноса в зависимости от местности, где жили люди. К примеру, вдоль реки Илим жители растили хлеб, на Московском тракте занимались извозом, в верховьях Лены - сплавным судоходством. А на берегах Витима занимались золотом - соответственно, там стояли бараки рабочих и гигантские особняки золотопромышленников. И особенности зданий, и то, как всё было устроено, зависело от местности, климата и деятельности людей. Задача музея - это показать.

- Каждый год здесь появляются два-три новых экспоната. Каковы новинки 2017-го?

- В этом году мы запустили караульную избу, построили кружечный двор - это такая пивнушка XVII века. Там собирались, обменивались мнениями, пили квас, а у кого денег побольше - спиртное, потому что оно тогда дорогое было. У нас уже почти готова купеческая часовня при гостином дворе, на следующей неделе туда поставят скобяные изделия, навесы, слюдяные окна. На следующий год останется только расписать крест внутри, иконостаса как такового там нет. Также мы начали бурить скважины и закладывать столбчатый фундамент из листвяка под оружейный амбар, а заодно размечаем место под пороховой погреб.

У нас есть интересная идея, связанная с домом Горелова: в одной половине хотим обустроить комнату сапожника, а в другой - отметить советское время, ведь такие избы дожили до 60-70-годов XX века и там вплоть до этого времени жили люди. Получится целая история: папаша - сапожник, а его сын - сельский участковый уполномоченный милиции 20-30-х годов. Я думаю подключить к этому делу музей полиции, чтобы они нам помогли, например, копиями фотографий. Украсим пространство, скорее всего, и портретами Ленина, Сталина. У нас, кстати, есть портрет Ильича 1920 года, сделанный на жести.

Ещё мы продолжаем проектировать переселенческую историко-культурную зону, там будут экспозиции, посвящённые белорусам, украинцам, голендрам, полякам, татарам. Планируем поставить туда даже татарскую мечеть - такая была в Верхней Слободе Жигаловского района. Её уничтожили в 1990-м. Жаль - чуть-чуть не успели сохранить, мы могли бы вывезти хотя бы несколько брёвен - и был бы памятник. А сейчас новоделом будет.

В музее уютно.
В музее уютно. Фото: АиФ/ Людмила Портнова

«Одна доска - уже памятник»

- Говорят, что в Иркутске наконец-то взялись реставрировать старейшее здание города - Дом Шубиных. Но он тоже получится новоделом, от оригинала останется процентов 30. Можно ли будет считать его памятником?

- Я думаю, там достаточно брёвен, которые можно использовать, просто новодельное строительство по стоимости в 3-4 раза дешевле реставрации. Но Дом Шубиных настолько уникален, что нужно постараться сохранить как можно больше: 30% оригинала - это уже хорошо. Впрочем, даже если сохранится всего одно старое бревно, то этот дом, хоть и с натяжкой, всё равно можно считать памятником.

- Многие скептически настроены к новоделам, за это до сих пор ругают 130-й квартал, считают, что его ошибочно называть историческим. Ваше мнение?

- Подумайте: средний срок службы деревянного материала - всего 100 лет, он недолговечен в отличие от каменного, поэтому все конструкции из дерева в будущем всё равно заменят. Однако когда мы берём оригинал, уже разрушенный, и воссоздаём его заново с помощью старых технологий, он реально отражает историю. Сейчас нам воссоздавать XVII век сложно, да даже XVIII-XIX вв., а представьте, что будет через 200-300 лет.

Я не спорю, в 130-м квартале много китча, но идея его создания максимально продуктивная. Если бы его не построили, что стало бы с теми шестью памятниками, которые там сохранились? Скорее всего, их бы просто сожгли - так поступают часто. За рубежом такого нет, потому что за уничтожение исторических ценностей грозит очень серьёзное наказание.

В музее можно найти уникальные экспонаты.
В музее можно найти уникальные экспонаты. Фото: АиФ/ Людмила Портнова

Считаю, что правильно поступили в Томской области (там было много пожаров, которые уничтожали старые деревянные дома): губернатор принял решение разбивать на месте сгоревшего здания сквер и не освобождать землю до тех пор, пока памятник не восстановят. И поджоги прекратились! Потому что в них смысла не стало: «золотая» земля-то всё равно пустует. Считаю, нам тоже нужно устроить такую практику.

А дискуссии по поводу «неисторического» 130-го квартала уже пора прекратить. Да, это несколько искажённый, приукрашенный образ старого Иркутска, но народ его полюбил, вы посмотрите, сколько там туристов, да и самих иркутян. Люди голосуют за этот объект ногами.

Что «слизать» для музея?

- С тем, что турпоток у нас за последнее время вырос в разы, спорить сложно. Вы видите это по «Тальцам»?

Кстати:
Среди этнографических музеев под открытым небом в Иркутской области - «Ангарская деревня» в Братске, усадьба голендров в Пихтинске, усадьба польского переселенца в селе Вершина, бурятский и белорусский музей в Баяндае, усадьба в Усть-Ордынском. Также уже начали обустраивать украинскую деревню в Батаме Зиминского района.
- Конечно, туристов становится всё больше, около 30% гостей, которые к нам приезжают, - иностранцы. Очень много туристов из Китая, это прямо бросается в глаза. Видно, что они очень любопытные - залазят под запретные верёвочки, мы их и с крыш снимаем. А ещё они очень любят делать селфи.

Правда, с ростом турпотока у нас появилась проблема: старая въездная зона музея - парковка - построена в 70-х годах и никого уже не вмещает. Иногда разом прибывает по 25 больших автобусов, и мы вынуждены пускать их едва ли не в центр острога. Это ненормально, конечно, и мы сейчас делаем проект въездной зоны, но музей не потянет это только за счёт собственных доходов.

«Тальцы» - вторая точка на карте Приангарья после Байкала
«Тальцы» - вторая точка на карте Приангарья после Байкала. Фото: АиФ/ Людмила Портнова

- А вы сами много путешествуете?

- Я люблю путешествовать, много езжу и везде смотрю, что можно «слизать» для музея. Не стыжусь этого. Допустим, ростовые куклы. Раньше таких в «Тальцах» не было. Мы случайно поехали в командировку, подсмотрели этих кукол из папье-маше в одном музее и нашли организацию (она только-только возникла в Екатеринбурге), которая их делает совершенно недорого по нашим эскизам. Так, скоро у нас появятся два казака, которые играют в кости на бочке в кружечном дворе.

Мы здесь не изобретаем велосипед. Ростовые фигуры в своё время ввёл в экспозицию первый музей под открытым небом в Швеции «Скансен». Швеция страна небедная, и вскоре музей позволил себе уже живых «манекенов», которые развлекают гостей - пекут хлеб, работают на прялке. Этого мы себе пока не можем позволить, и делаем ростовых кукол, но они впечатляют туристов не меньше.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. «Боярышник» опять «за решеткой?
  2. Кто победил на кинофестивале «Человек и Природа» в Иркутске?
  3. Правда ли, что часть Хобоя закроют?
  4. Как помочь погорельцам в Шелеховском районе?
  5. Правда ли, что психических расстройств в Иркутской области стало меньше?

Где вы берёте книги для чтения?