aif.ru counter
Наталия Горбань 0 163

Книги не победить. Писатель Владимир Крупин о самой читающей нации

Как современные писатели оценивают читательский спрос в России и какая литература может победить время?

Владимир Крупин.
Владимир Крупин. © / Наталия Горбань / АиФ

В этом году Приангарье, без преувеличения, стало местом паломничества для многих известных российских и зарубежных писателей. Только на первом иркутском книжном фестивале у горожан была возможность познакомиться и пообщаться с полусотней современных авторов, пишущих в самых разных жанрах.

«Пишущая братия» приезжала к нам и на культурный фестиваль «Байкал-Тотем», и на литературные вечера «Этим летом в Иркутске», и на Вампиловские дни, и на два Международных литературных форума: молодых писателей и «Золотой витязь». Нашему изданию удалось поговорить о жизни, нравственности, современных литературных тенденциях со многими именитыми гостями. Один из них - друг Валентина Распутина, писатель, публицист, сопредседатель Союза писателей России Владимир Крупин.

Писать надо о душе

Наталья Горбань, «АиФ в ВС»: Владимир Николаевич, в последнее время часто слышу, что из нашей жизни исчезает настоящая русская литература. Что нужно современным писателям, чтобы её сохранить?

Владимир Крупин: Приехать на Байкал, где родился Валентин Распутин, и напитаться здешними соками. А если серьёзно - прежде всего, нужно любить Россию. Если писатель не любит свою страну, то что бы он ни сочинял, и какие бы премии ни получал - всё будет бесполезно.

Раз умеет писать - значит, он одарённый человек, но важно именно то, на что он тратит своё дарование. Вот, к примеру, ещё не так давно очень много говорили о романе Анатолия Рыбакова «Дети Арбата», называли его великим произведением. А по моему мнению - ни пены, ни пузырей. Почему? Потому что тот, кто не любит Россию, никогда ничего хорошего не напишет. А вот книги Астафьева, Белова, Распутина перемололи ситуацию и показали, что такое русское слово, русская проза, потому что эти писатели по- настоящему любили свою родину, бились за неё.

Досье:
Владимир Крупин родился в 1941 г. в Кировской области. Первая книга «Зёрна» вышла в 1974 г., когда ему было 33 года, но широкое внимание привлёк к себе повестью «Живая вода». С 1990 по 1992 г. был главным редактором журнала «Москва», с 1998-го - главред христианского журнала «Благодатный огонь». Преподаёт в Московской духовной академии
Более того, скажу, что сейчас начинает появляться русская духовная литература. Конечно, здесь впереди идут и задают хороший настрой пишущие священнослужители. Например, Владыка Тихон Шевкунов (он, кстати, регулярно приезжает в Иркутск на литературные вечера «Этим летом в Иркутске». - Прим. автора), отец Александр Шаргунов, Максим Козлов, отец Виктор Кузнецов. Из светских писателей - это Николай Коняев, Александр Сегень, Виталий Богомолов и ваш земляк - иркутянин Анатолий Байбородин. Много тех, кто ощущает необходимость говорить и писать о духовной жизни человека, потому что это - первооснова. Зачем писать о другом?

- Пишущих много. А читающих? Какими тиражами эти книги издаются?

- Это точно, скоро писатели будут бегать за читателями. Наверное, надо уже установить и вручать премии не писателям, а читателям. Но это шутка. Читающих людей тоже много, потому что тяга к чтению никуда не исчезла.

- Но, тем не менее, очень многие ваши коллеги по цеху размышляют о том, как вернуть читательскую культуру в массы.

- Она постепенно сама вернётся. Потому что не может насытиться душа и сердце двухмерной плоскостью электронных приспособлений. Они ведь даже для зрения вредны. Но не только из-за этого. Всё-таки в книге есть тайна, которую нам никогда не разгадать. Читающий человек на много голов выше нечитающего. Несомненно, мы воспринимаем мир процентов на 80 через зрительные образы, но они быстро гаснут в нашем сознании. Как бы не были прекрасны Феллини или Антониони, они всё равно не победят книгу. Потому что книга - стратегия, а все остальные искусства - это тактика. Ведь даже радиослушатели сильнее зрителя, потому что рисуют образы услышанного в своём воображении. А читающий человек живёт вместе с героями книги. Когда мы читаем Распутина, Белова - мы вбираем вместе с ними и боль, и горечь их героев. И в этом великая тайна литературы, и она неуничтожима электроникой.

- А как же электронные книги?

- Бумажные, конечно, лучше, но то, что читают электронные, - тоже хорошо. Раньше читали газеты, книги, а сейчас, я вижу очень много молодых людей в метро, которые на своих айфонах не играют в игры и не пишут эсэмэски, а читают книги. Так что мы и теперь продолжаем быть читающей нацией.

Какую литературу вы предпочитаете?

Нового Пушкина не будет никогда

- 2015 год был в России Годом литературы. На ваш профессиональный взгляд, это как-то отразилось на самой литературе?

- Все эти Года - обычная кампанейщина. Год русского языка закончился сокращением уроков русского языка в школах, Год литературы закончился сокращением числа библиотек в стране. А библиотеки - это культура. И это - аксиома. Вот я, например, как писатель только и жив библиотеками и учителями литературы. Лучше бы средства, которые власть «ухает» на подобные непонятные мероприятия, направили непосредственно на формирование библиотек, выпуск книг для школ и домов престарелых.

- Но ведь сейчас так много огромных книжных магазинов…

- А какие книги там продаются? Много печатается вещей мерзких, безнравственных, и это считается нормой и продаётся. А наши люди доверчивы, и эта христианская доверчивость уже не раз нас подводила. Нам сказали, что рынок спасёт нашу экономику, мы поверили, но ведь он её погубил!

- Зато в школах вернули сочинение, повлияет ли это на подрастающее поколение в лучшую сторону?

- Вернуть-то вернули, и это даже была большая победа общественной мысли. Но в итоге, на мой взгляд, всё равно получилось нелогично. При написании сочинения есть много допустимого: например, допускается столько-то ошибок грамматических, столько-то синтаксических. Ну когда такое было в нашем образовании? И ставятся какие-то рамки, ограничивающие творчество и размышления ребят. Я иногда пребываю в унынии от таких половинчатых решений.

- Владимир Николаевич, а у вас есть надежда, что появится ещё один Распутин?

- Наверное, так ставить вопрос не совсем правильно: Распутин уже никогда не появится, потому что он уже был. Как никогда не будет нового Пушкина. Здесь вот в чём есть тревога: что уходит не русский язык, а питательная среда для русского языка. Вот я составлял книгу «Подарок православному ребёнку» и включал туда пословицы, поговорки, загадки. И вы знаете, выяснил, что две трети из них уже ушло в небытие: нет уже крестьянского двора, нет той жизни, того уклада, обихода. Это горестно, потому что это - питательная среда для языка. А не будет языка - не будет и литературы. Сейчас все шпарят тексты на компьютере, на нём править текст легко, и время он экономит. Хотя я, в принципе, не против компьютеров: сейчас ни в одном в издательстве не примут ни машинописный текст, ни тем более рукопись. Но уже столько на них «настучали», что хочется иногда спросить: «Вася, ну кто прочтёт твои 12 томов, а самое главное, кто их купит? А если прочтёт, что толку?» И всё же мы ждём появления новой прозы и новых имён - но не через количество, а через качество. Ведь величие «Капитанской дочки» не в объёме, а мне этот роман говорит больше, чем «Война и мир», который в десять раз больше.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. При каких температурах отменяются школьные занятия в Иркутской области?
  2. Можно ли отказаться от общения с коллектором?
  3. Кого ждут на образовательном салоне?
  4. Где выдают электронный родовой сертификат?
  5. Чем можно кормить птиц зимой?

Где вы берёте книги для чтения?