aif.ru counter
0 35

«Бой с тенью 3: Последний раунд»

Фильм подтвердил, что Сидоров – крутой профи, способный за довольно скромные для такого проекта $5 млн снять очень качественный

Признаюсь честно, я – поклонница режиссера Алексея Сидорова. Того самого, что десять лет назад снял сериал «Бригада». Я до сих пор не понимаю, как я стала этот сериал смотреть. Меня никогда не интересовали «крутые» парни и «бандитские разборки», а анонс «Бригады», который показывали чуть ли не каждые пятнадцать минут – тот, где герои в черных пальто выходят из черного «Мерседеса» – просто приводил в бешенство. В общем, я категорически не собиралась смотреть «эту фигню». Так, для проформы, включила телевизор – взглянуть краем глаза. Чтобы завтра в редакции, если вдруг возникнет интеллектуальный диспут, с чистой совестью сказать: «Фу, гадость, выключила через пятнадцать минут!» Что было дальше? «Бригаду» я, разумеется, посмотрела. А потом еще раз, и еще. Кто-то, наверное, покрутит пальцем у виска, но большинство меня поймут. И согласятся с тем, что Алексей Сидоров показал высший режиссерский пилотаж – сумел увлечь даже самого скептически настроенного зрителя.

– Третий «Бой…» я посмотрела с удовольствием, несмотря на то, что я не являюсь большой поклонницей «экшн», а бокс терпеть не могу…

– А «Бои с тенью» – это не «экшн». Точнее, не только «экшн». И, конечно, все фильмы трилогии не о боксе. С тем же самым успехом Артем Колчин мог бы быть, например, шахматистом. Кроме шуток! Я серьезно думал написать сценарий об ослепшем шахматисте. И «Бой с тенью 3» – это, в первую очередь, серьезная эмоциональная история. На самом деле, это кино о любви. Именно она движет поступками всех героев – не только Артема Колчина, но и его антагониста в исполнении Андрея Панина. Это очень важный посыл, который мужская аудитория зачастую недооценивает, а женщины – с их природным чутьем и вниманием к таким элементам – хорошо считывают. Меня, кстати, всегда удивляло, что многие воспринимают наши «Бои…» как исключительно мужской продукт. Это категорически не так.

– Почему после первого «Боя с тенью» – вашего успешного дебюта в «большом кино» – вы так долго ничего не снимали? Даже на «Бой с тенью 2: Реванш» позвали в режиссеры дебютанта Антона Мегердичева, а сами ограничились ролью продюсера и соавтора сценария.

– Потому что первый дался мне очень тяжело. Мне пришлось дважды запускаться с нуля, самому искать инвесторов. Когда со мной заговорили о съемках второй части, я сначала даже слышать об этом не хотел. Но потом подумал и согласился. Однако когда сценарий был написан, я понял, что не готов снимать. Поэтому стал продюсером.

– А почему сейчас снова решили сесть в режиссерское кресло?

– Можно сказать, случайно. Изначально предполагалось, что «Последний раунд» будет снимать другой режиссер, дебютант. Но затем – из-за кризиса и других финансовых обстоятельств – инвесторы решили, что это слишком большой риск и предложили снимать мне. Я ответил: «Окей, давайте попробуем! Это будет приключение». Через месяц я уже был на первом выезде на натуру.

– Не пожалели, что вновь ввязались в «режиссерскую» авантюру?

– Нет. Хотя возвращаться было тяжело – ведь я не снимал семь лет. Все это время, я очень хотел, я знал, что нахожусь в прекрасной режиссерской форме, но раз за разом проекты отчего-то не срастались. А тут мне стало интересно вновь снять столь масштабный проект. Со съемками в Азии, с огромным количеством экшна, со сложным объектами и персонажами. И уложиться при этом в те деньги, которыми мы располагали.

Буквально каждый день съемок был вызовом. Например, снимали в Азии сцену, в которой машина взрывается и с обрыва летит в воду. Я хотел, чтобы летела она гипертрофировано, вращаясь, как волчок, и это должно было быть синхронизировано со взрывом. У нас был огромный тяжеленный Land Rover Defender, который, хотя мы его разгрузили (убрали движок, например), все равно весил порядка двух с половиной тонн. Эту махину подвесили на растяжках, на каких-то кранах – гонконгские специалисты придумали какую-то хитроумную конструкцию. Но в день трюка, как назло, у нас все не заладилось и на съемку осталось буквально полчаса светового режима (а в Таиланде солнце падает мгновенно и всегда в одно и то же время). А ведь к этому моменту готовились несколько недель... И вот после команды «Action!» машина очень красиво взлетает… но что-то происходит с тросами, она запутывается, повисает и начинает раскачиваться туда-сюда. Ко мне подходит гонконгский специалист – очень известный постановщик трюков Ридли Цуи: на нем лица нет, он, кажется, готов сделать харакири. «Прости меня, я сделал все, что мог…», – говорит. А я ему: «Ты можешь сделать второй дубль?» И это я спрашиваю за 20 минут до окончания света! То есть им надо успеть машину достать, перезарядить, снова подвесить на тросы, а нам – снять. И мы все-таки сняли этот второй дубль! У меня было подлинное ощущение чуда. Я до сих пор не понимаю, как это технически можно было осуществить с такой скоростью… И вот такие моменты они происходили практически каждый день. Так что «Последний раунд» для меня и моей команды, для всех нас, был жизненным экспериментом. Мы накачали картину таким количеством энергии!.. Она должна просто прорывать экран и выпрыгивать в зал. (Смеется)

– А как вы снимали падение в море вертолета?

– У нас был полноразмерный макет вертолета, и мы его бросали в море в десятках километров от берега! У нас была огромная экспедиция, просто побег белых из Крыма: с десяток катеров, две колоссальных баржи, десятки аквалангистов. Штормило. Это было похоже на общевойсковую операцию. И в какой-то момент я посмотрел на происходящее как бы со стороны и подумал: «Боже, что я здесь делаю?! На самом деле я хочу снимать кино про любовь, про добрые нежные чувства, про человеческие проблемы. Вместо этого у меня происходит какой-то бешеный трэш!» На самом деле, мне это в удовольствие, конечно!

– Вы ведь были не только режиссером, но и продюсером. Легко было Сидорову- режиссеру работать с Сидоровым-продюсером? И наоборот?

– Это был ад и ужас. Постоянная, мучительная борьба. Потому что, продюсер Сидоров хотел, чтобы было все четко, желательно, без переработок и точно по графику. А режиссер Сидоров должен бить копытом и отказываться заканчивать, пока не добьется желаемого результата. Режиссер должен быть маньяком, иначе грош ему цена. Так что между Сидоровым-режиссером и Сидоровым-продюсером была постоянная война. Я постоянно метался. Это было ужасное раздвоение, какое-то психиатрическое состояние.

– На актеров из-за этого не срывались?

– К счастью, нет. Да и повода не было. И Денис (Никифоров), и Лена (Панова). Андрей (Панин) знают своих героев, как облупленных. Я их поправлял только в каких-то мелочах: просил сказать поразборчивее или повернуться иначе.

– Если «Последний раунд» хорошо пойдет в прокате, появятся «Бой с тенью 4, 5 и т.д.»?

– Не думаю. Тройка – хорошее число и на ней, по-моему, надо закончить. Нельзя все время эксплуатировать одну и ту же тему. Если бы у нас была достаточная чисто спортивная аудитория, то не было бы проблем: можно было бы сосредоточиться на боксе, придумывать коллизии вокруг него и так снять хоть «Бой с тенью 25». Но у нас, как мы уже говорили, не «спортивное» кино. Так что закончить франшизу – это было логичное решение. И закончить ее мне хотелось красиво. Может, отчасти поэтому я взялся снимать «Последний раунд». Конечно, мне немного жаль расставаться с Артемом Колчиным. С актерами. Со всеми, с кем я на этом проекте работал. Но, с другой стороны, – каждому овощу свое время. Надеюсь, что мы закончим на достойной ноте.

Краткий синопсис последнего «Боя...»

«Бой с тенью 3: Последний раунд» - еще одна история из жизни крутого русского парня Артема Колчина. Экс-боксер-чемпион ныне превратился в тренера и заштатного светского тусовщика. А дома его по утрам встречают дочка и жена Вика, которая больше не узнает в нем того Артема, которого она когда-то полюбила…

Внешне благополучному существованию Колчина приходит конец, когда его подопечный чуть не погибает в бою со знаменитым Куэрте. Артем подозревает, что тот использует некую запрещенную технику. За доказательствами ему приходится отправиться в Гонконг, где его ждет старый знакомый Вагит Валиев: он знает о Куэрте то, чего не знает больше ни один человек. Чтобы победить, Артему придется снова выйти на ринг.

Съемки картины проходили в Москве, Гонконге, Таиланде и Норвегии. «Бой с тенью 3: Последний раунд» выйдет в двух версиях – обычной и 3D.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Можно ли отказаться от оформления страховки при покупках в магазине?
  2. Могут ли мошенники звонить с официальных номеров банков?
  3. Сколько заплатят труженикам тыла Иркутской области?
  4. Где можно выбрать способ начисления платы за ТКО?
  5. Можно ли оплатить вывоз ТКО через Систему «Город»?
Какую литературу вы предпочитаете?
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0