0 509

Байкал - Аляска. Женский дневник о путешествии по реке Лене

Все материалы сюжета Экспедиция Байкал-Аляска

«АиФ-Иркутск» начинает публикацию дневников участников экспедиции Байкал – Аляска, первый этап которой уже завершился.

Максим Рязанцев / Из личного архива

Первый этап историко-географической экспедиции «Байкал-Аляска» стал для команды практически походом в разведку. Участники прошли 2000 километров на самодельном судне – тримаране под названием «Искатель», чтобы найти оптимальный путь от острова Ольхон на Байкале до Якутска по рекам Приангарья, чтобы в будущем совершить длинное путешествие до Аляски. Впереди еще два этапа экспедиции. В августе 10 человек отправятся через Охотское море и Курильские острова на Камчатку, а затем уже на Аляску.

Своими впечатлениями от непростого путешествия с читателями «АиФ-Иркутск» делится единственная женщина в экипаже «Искателя» Мария Авдеева в силе путевого дневника.

...Подавая заявку на участие в экспедиции «Байкал-Аляска», я, конечно, смутно представляла, каково это - пройти 2000 километров по Лене ввосьмером на самодельном тримаране. И то, что я из команды никого не знаю и буду там единственной девушкой, тоже не добавляло ясности про будущее путешествие.

Мария Авдеева. Фото: Из личного архива/ Максим Рязанцев

В какой-то момент я просто решила перестать задавать вопросы - и довериться организаторам экспедиции. Было стойкое ощущение, что я поеду с надежными людьми, и всё будет хорошо.

 «Искатель» - это площадка в 72 кв метра из многослойной фанеры на трех баллонах, длиной 12 метров. Осадка судна - всего 5 см при том, что мы вместе с грузом и снаряжением весили 3 тонны. Наша скорость по течению при включенном моторе составляла примерно 20 км /час в среднем, а как-то была и все 30, поэтому мы легко обгоняли баржи. Вся конструкция рассчитана на большие нагрузки и очень устойчива – у ребят недаром заняло много месяцев все сконструировать и собрать.

Справка:
Тримаран - судно с тремя соединёнными в верхней части параллельными корпусами. Тримаран обладает высокой устойчивостью и отличается хорошими мореходными качествами. Тримаран состоит из основного корпуса (vaka) и двух меньших (ama), скрепленных с основным корпусом боковыми балками (aka). Конструкция и названия частей тримарана заимствованы у проа — парусного судна народов Полинезии в Тихом океане. Тримаран «Искатель» после первого разведочного этапа будет усовершенствован и подготовлен для штормовых условий.

На палубе тримарана умещается несколько палаток. Фото: Из личного архива/ Максим Рязанцев

Свое путешествие мы начали из Усть-Кута, куда все мы прибыли для отплытия. Наскоро покидав свои вещи на палубу, отшвартовываемся. И вот уже плывём (идём, как говорят все водники) по Лене!

Со встречных барж нам удивленно машут рукой. Приветственно дудим в ответ в «горн туманный» - специальную сирену, которую в Канаде применяют как для подачи сигналов, так и для отпугивания медведей.

Фото: Из личного архива/ Мария Авдеева

Сначала было довольно холодно и ветрено, небо свинцом отражалось в Лене, по берегам тянулась глухая тайга. Потом постепенно стало теплеть, уже в Якутии по сторонам появились скалы, река раздалась на несколько километров, появились бесчисленные острова, среди леса замелькали каменные зубы, барханы, а кульминацией чудес природы стали, конечно же, Синкские и Ленские столбы.

Когда я думала про экспедицию и про то расстояние, которое нам придется пройти по Лене на «Искателе», мне казалось, что у меня будет много свободного времени – ну а куда деваться с «подводной лодки»? Лежи себе на палубе, любуйся видами, фотографируй, читай, пока тримаран идет по течению. Не тут-то было!

Каждый момент на тримаране что-то происходило, все чем-то заняты: пара человек - на кухне, рулевой следит за движением, Капитан выстраивает по картам курс и смотрит место для будущей стоянки, кто-то рыбачит, кто-то что-то чинит.

Команда отдыхает. Фото: Из личного архива/ Максим Рязанцев

Утром просыпаешься - нужно готовить завтрак (обычно кто готов вступить коком с утра, тот готовит), потом моешь посуду, подметаешь палубу или убираешь кают-компанию, которая то и дело переполнялась вещами. Тем временем вахтовые меняются, и тот, кто встал в 6 утра, отправляется спать.

Хватало в путешествии и красивых стоянок с неповторимыми видами, старыми деревнями и церквями. Так и проходил весь день, не успеешь оглянуться, как уже пора искать место для швартовки, ставить палатку-баню, разжигать костер, если погода позволяет, чтобы сидеть-травить байки под потрескивание дров и пить обжигающий чай.

Заброшенный храм на Лене. Фото: Из личного архива/ Мария Авдеева

Вообще готовить на восемь человек, семеро из которых мужчины с большим аппетитом, да так, чтобы это была не просто «еда мужская, 5кг», а что-то вкусное - занятие непростое, но интересное. Однажды мы с нашим кинооператором сварили гигантскую кастрюлю солянки, по всем правилам, – был полный успех, и я чувствовала особенную гордость за нас – почти что Джейми Оливеров.

Рулевую вахту по несколько часов несли пятеро из нас по очереди. Надо сказать, что это совсем не легкое занятие: сильное течение реки постоянно сносит судно, и нужно все время подруливать, чтобы тримаран не увело в сторону, а еще быть внимательным к сигнальным буям и успевать отойти от встречной баржи.

Пару раз и мне доверили руль минут на десять - попробовать, но по необъяснимой причине плот сразу же разворачивался перпендикулярно течению и начинал нестись прямо на берег. И хотя я в отчаянии пыталась его вернуть, ничего не получалось: «Искатель» слишком медленно реагировал на команды, отзываясь на поворот руля лишь секунд через семь. Слава богу, мотор каждый раз начинал рычать, борясь с волнами, кто-нибудь приходил на шум – и меня спасал.

Ленские столбы. Фото: Из личного архива/ Максим Рязанцев

А на больших баржах руление начинают вообще за 6 км до поворота, за 15-20 минут до нужного момента!

За обедом и ужином мы собирались в кают-компании или же на палубе почти в полном составе. Уже в Якутии, когда поняли, что значительно опережаем график, стали просто глушить мотор – и дрейфовать. И эти моменты были по-настоящему особенными: на реке – тишина, только звуки птиц, вокруг – неимоверные красоты, сопки, скалы, тайга, вокруг никого, а у нас обед в дружной компании - посередине реки, прямо на палубе. Особенно было прекрасно, когда садилось солнце, и оранжевые лучи по-сказочному подсвечивали наш «Искатель».

Фото: Из личного архива/ Мария Авдеева

Самое замечательное – в нашей команде был живой бард, Данила, который звонко и душевно пел про «нашу родину – Сибирь», про Ангару и Байкал, словно мы на стройке БАМа, и даже сочинил песню специально для экспедиции. Забегая вперед, скажу, что с помощью песен Данилы нам не раз удавалось растопить сердца местных жителей, а также журналистов на финальной пресс-конференции в Якутске.

Еще я очень ждала рыбалку – верней, ее результатов, рассчитывая на уху и другие вкусные блюда, но за все время из-за паводка удалось поймать всего две жалких рыбешки, хотя мы закидывали удочку и спиннинг везде, где представлялась возможность. Увы, медведей на Лене мы тоже так не увидели. Говорят, рановато еще - слишком много воды в реке, как обмелеет - будет рыба, и они появятся на берегах.

Чем дальше на север, в Якутию, тем светлее становились ночи. В 3-4 утра самые нетерпеливые из команды уже заводили мотор, и тримаран начинал движение дальше. Я, правда, этот момент всегда пропускала - под плавную болтанку на волнах отлично спится. Нет ничего приятнее, чем лежать, сладко закутавшись в спальник, и в полудреме слушать, как кто-то грохочет сапогами по палубе, начинает тарахтеть мотор - и «Искатель», дрогнув, отходит от берега. А тебе не надо вставать идти работать!

Фото: Из личного архива/ Мария Авдеева

Еще к северу начало быстро теплеть, а вскоре - и вообще в буквальном смысле жарить. Команда «Искателя» дружно переоделась в шорты и майки и намазалась кремом от загара.

Появились комары, и это обстоятельство начало портить нам стоянки на берегу, особенно если причаливали к болотистому берегу. Я даже как-то сняла видео, как стенки нашей походной бани были укутаны плотным  слоем насекомых, которых привлекло тепло. В последние дни экспедиции все привыкли постоянно помахивать руками перед носом, словно лошади - хвостом.

Каждый день мы выбирались на берег – полазать по живописным полуразвалившимся забытым деревенькам столетней давности по берегам Лены, забраться на скалы и Ленские столбы на закате, познакомиться с местными охотниками, а если повезет – и случайно попасть на якутский обряд встречи солнца.

Фото: Из личного архива/ Мария Авдеева

Нашей задачей в экспедиции было не только прощупать путь и определить будущие стоянки для следующей экспедиции, но и снять фильм и фоторепортаж про здешний край, потому любая вылазка сопровождалась подробными фотосессиями. Мы могли по двадцать раз гонять тримаран вдоль берега, чтобы получился нужный кадр сбоку и луч солнца лёг как надо. Фотограф и видеооператор вообще не спали по ночам: только отснимешь потрясающий закат на Лене, как уже заря занимается!

И вся эта жизнь проходила для меня в атмосфере бесконечного счастья – я каждый день просыпалась с этой мыслью, и старалась ее фиксировать, фиксировать. Семь незнакомых людей стали за это время мне удивительно близкими, как будто мы были знакомы до этого сто лет. На ограниченном пространстве плота, с которого никуда не деться, все десять дней меня ни разу не посещала мысль, что меня что-то раздражает, кто-то мешает, мне неудобно или некомфортно – так идеально мы все дополняли друг друга и действовали на одной волне. Наверное, такой прекрасной команды у меня еще не было никогда ни в одном путешествии, и я благодарю моих друзей за это незабываемое приключение.

Экспедиция Байкал-Аляска
 
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как начинающим пловцам в Иркутске попасть в школу олимпийского резерва?
  2. Как себя вести при неожиданной эвакуации?
  3. Продолжается ли в Ирутске акция «ЭКОбомба»?
  4. Что стало с САПЭУ?
  5. Когда в Иркутск придёт осень?

Хватает ли вам вашей пенсии?