Инна Пальшина 0 2957

В Иркутском кризисном центре женщины скрываются от собственных мужей

В Иркутске есть здание, адрес которого тщательно скрывают. Это не штаб разведки, не подпольное казино, не военный объект. Это приют для несчастных женщин, которые спасаются от мужской жестокости.

Инна ПАЛЬШИНА / АиФ-Иркутск

Увы, в России сегодня нет закона, способного защитить взрослых людей от семейной тирании. Несколько иркутян решили противостоять этому и создали свой островок безопасности. «АиФ-Иркутск» побывал внутри такой «зелёной зоны».

…Наталья Кузнецова поднимается по старенькой лестнице. Её окликает девушка с большим пакетом. Сквозь полиэтилен просвечивает упаковка памперсов. Это волонтёры принесли помощь: большинство здешних постоялиц ещё летом сбежали из дома с детьми, не взяв ничего из вещей. Наталья благодарит девушку, и мы идём дальше - в комнаты, где живут беглянки.

Комнаты, в которых живут женщины. Фото: АиФ-Иркутск / Инна ПАЛЬШИНА

Наша героиня - создатель кризисного центра для женщин «Мария». Молодая благополучная женщина с мужем и детьми, красивая, ухоженная. Сначала Наталья была, по её словам, «обычным волонтёром». А два года назад, в 2011-м увидела на интернет-форуме крик помощи девушки, которую на седьмом месяце беременности бросил муж.

- Она писала, что не знает, как быть, у неё нет даже вещей для будущего малыша… Возможно, я откликнулась одной из первых. Мы собрали этой девушке «приданое», поддержали её, - вспоминает наша собеседница, - потом я встретила ещё несколько похожих просьб и продолжила помощь.

Телефон Натальи Кузнецовой женщины стали передавать друг другу: одна осталась с ребёнком без крыши над головой, другой негде скрыться от мужа-тирана… Вскоре стало ясно: нужен приют.

- Одних мы пускали пожить к себе на дачу, другим подыскивали дешёвую съёмную комнату, третьих забирали к себе такие же одинокие люди. Пришлось потратить целый год, чтобы областные власти выделили нам хоть какое-то здание, - показывает наша собеседница.

«Взлётная полоса»

Достаточно беглого взгляда, чтобы понять: условия здесь не райские. В маленьких комнатках едва помещаются диван и детская кроватка, со стен местами сыплется штукатурка. Ванной нет, кухни как таковой тоже - стол и стулья стоят в общем коридоре. Мебель сборная: что-то принесли волонтёры, что-то купили за бесценок.

Стены украшают как могут. Фото: АиФ-Иркутск / Инна ПАЛЬШИНА

Впрочем, поясняет Наталья, домашнего комфорта здесь быть и не должно, центр - что-то вроде «взлётной полосы»:

- В последние год-два по всей стране неравнодушные люди начали открывать похожие центры. И многие допустили серьёзную ошибку: снимали квартиры, оборудовали их как небольшие гостиницы. Что мы видим в результате? Женщины целыми днями смотрят телевизор, дети бегают сами по себе, еду и одежду приносят волонтёры… На мой взгляд, это не помощь - так начинается деградация. И многие, к счастью, уже начинают осознавать свою ошибку. У нас спартанские условия, чтобы женщины не засиживались, а набравшись сил, начинали сами искать работу, съёмное жильё…

В центре действует жёсткий распорядок. В семь часов общий подъём, в течение дня - уборка в здании и во дворе. Иркутянка признаётся, что она мечтает создать что-то вроде социальной деревни, где женщины могли бы работать на земле. Для этого на свои деньги с единомышленниками арендовала за городом большое здание (в месяц это обходится примерно в 30 тысяч рублей), там идёт ремонт. Только в одном корпусе разместятся 50 человек, будет возможность построить мастерские, посадить огород…

- Похожий опыт в России уже есть: под Москвой работает международный женский кризисный центр «Анна», с которым мы активно переписываемся, под Иркутском действует реабилитационный центр для инвалидов «Исток», - говорит Наталья.

«Лучше, чем дома…»

Иркутянка Елена, попавшая сюда несколько месяцев назад, признаётся, что впервые за несколько лет чувствует себя комфортно. Несмотря на бедное убранство помещения и вещи с чужого плеча. Женщина больше восьми лет прожила с мужем-наркоманом. Сейчас она уже с улыбкой рассказывает о себе прежней: мол, «каждая верит, что сможет излечить алкоголика, наркомана и импотента». Этого не удалось, и вскоре муж стал выносить вещи из дома, поднял руку на жену... История тянулась несколько лет: Лена с дочерьми сбегала из дома, ютилась у знакомых, от безысходности возвращалась обратно… О кризисном центре узнала случайно, когда отсиживалась у подруги.

Одна из комнат. Фото: АиФ-Иркутск / Инна ПАЛЬШИНА

- И в первые же дни дети сказали мне: «Мама, нам здесь лучше, чем с папой», - вспоминает Елена.

Наталья рассказывает, что девочки вздрагивали от каждого звука, боялись взрослых, не выходили на контакт. Сейчас они не отличаются от сверстников. Повеселевшая Лена нашла временную работу, а осенью собирается на бухгалтерские курсы.

Вместе с ней в этих стенах живёт ещё четыре постоялицы с детьми. У Анны похожая история: муж увлёкся наркотиками, и уже через четыре месяца когда-то благополучная жизнь превратилась в ад. Мужа молодая женщина вспоминает со слезами и признаётся: если бы дети в первые дни начали спрашивать про отца - не выдержала бы и вернулась. Но трое малышей быстро забыли прежнюю жизнь, забывает её и сама Анна. Сейчас она нашла работу в детском саду.

С Еленой, Анной и их детьми до сих пор постоянно работают психологи, детский - Василина и взрослый - Светлана. Есть в центре и свой юрист Константин. Все когда-то участвовали в разных благотворительных акциях, а, узнав о существовании приюта, решили в свободное время помогать ему безвозмездно. Психологическая поддержка необходима всем, кто сюда приходит, помощь с документами - очень многим. Государственных организаций, где пострадавшие от семейной жестокости женщины могли бы бесплатно получить такие услуги, увы, в Приангарье нет.

Плесень на стене комнаты. Фото: АиФ-Иркутск

Через центр уже прошли три десятка женщин. Наталья рассказывает, что среди бывших постоялиц есть те, кто уже встал на ноги и сам начал помогать таким же - получился «круговорот добра». Впрочем, не все истории заканчиваются хорошо: примерно 40% возвращаются к прежней жизни.

Помогите мужчине!

Сколько всего женщин в Иркутске и области страдают от домашнего насилия, сказать сложно. Официальной статистики нет. В кризисный центр ежедневно звонят четыре-пять человек с просьбой помочь. Чаще всего это молодые женщины, но в последнее время начали звонить и пожилые: кто-то лишился жилья по вине аферистов, кого-то не пускают домой родственники. Сейчас Наталья помогает больной семидесятилетней женщине - она не может выходить из дома. Недавно обратился отец-одиночка, который воспитывает четырёх детей. У него есть жильё, но нет денег, и волонтёры возят ему продукты. А несколько мужчин позвонили и попросили помочь им… перестать быть жестокими.

Пока в истории иркутского кризисного центра, увы, нет примеров, когда одумавшиеся муж и жена начинают вместе новую жизнь. Зато уже есть шесть спасённых детей, от которых хотели отказаться матери. Пока готовился этот номер, у семнадцатилетней Иры, постоялицы центра, родилась дочь. Назвать её решили в честь «второй мамы» - Натальей.

Совет психолога

Светлана Ханова, психолог кризисного центра «Мария»:

- Когда над женщиной совершается насилие, она зачастую отрицает реальность происходящего. Начинают работать защитные реакции: мол, это было не со мной, память стремится вытеснить плохие воспоминания...

Главное, что вам нужно сделать, - не побояться увидеть истинное положение дел. Если в семье вы ощущаете чувство подавленности, скрываете семейные отношения от близких, чувствуете со стороны партнёра чрезмерный контроль, сталкиваетесь с сексуальным принуждением, стремитесь оправдывать плохое отношение мужа - это уже первые симптомы семейной тирании. И самое главное в такой ситуации - найти мужество открыть это и не бояться общего осуждения. О домашнем насилии сейчас начинают говорить многие знаменитости - взять ту же певицу Валерию. И после того, как вы рассказали о положении дел, - просите помощи у родственников и знакомых, старайтесь дистанцироваться от мужа, который будет стремиться к тому, чтобы любой ценой вовлечь вас в конфликт.

Мнение власти

Алексей Петров, директор Иркутского института законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского:

- Если федеральные законы (прежде всего, речь идёт об Уголовном кодексе РФ) в основном рассматривают последствия семейного насилия, то региональные должны быть направлены на профилактику - создание кризисных центров, телефонов доверия и других служб социально-психологической реабилитации, формирование специализированного жилищного фонда для пострадавших от насилия в семье, предоставление таким людям бесплатной помощи… Увы, такой специализированный комплексный закон есть только в одном регионе России - в Архангельской области, примерно в половине краёв и областей приняты отдельные законодательные акты, направленные на профилактику явления. В Иркутской области таких законов сейчас нет, и подобный опыт нам только предстоит.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как не стать жертвой мошенников в Новый год?
  2. Куда можно пожаловаться на плохую уборку двора в Иркутске?
  3. Как иркутские байкеры борются «со свинством»?
  4. Как обманывают пенсионеров Иркутской области?
  5. Когда празднуют День Рождения Деда Мороза?

Оставляете ли вы свои персональные данные в магазинах и проч?