Дарья Галеева 0 259

Энергетические контрасты. Грозит ли Иркутской области дефицит света?

22 декабря в России отмечают День энергетика. К празднику учёный Академии наук рассказал, где в Приангарье имеет смысл использовать ветер, что такое Интернет-энергетика и сколько стоит «свет» на севере области.

В ближайшей перспективе солнечные установки будут доступны любому дачнику.
В ближайшей перспективе солнечные установки будут доступны любому дачнику. © / pixabay.com

Иркутская область - регион контрастов, применима эта оценка и к сфере энергетики. Если на юге Приангарья «густо»: он целиком и полностью обеспечен электроэнергией, да ещё и самой дешёвой в стране, то на севере, наоборот, «пусто» - иногда отдалённым населённым пунктам грозят едва ли не «тёмные» времена.

В преддверии Дня энергетика журналист «АиФ в ВС» побеседовалмы с членом-корреспондентом Академии наук, профессором Валерием Стенниковым, которого буквально за неделю до профессионального праздника выбрали директором Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН. Нам Валерий Алексеевич рассказал, что такое интернет-энергия, помогут ли ветряки обеспечить светом Катангский район и грозит ли Приангарью дефицит электричества из-за обмеления Байкала.

«Вкалывают» роботы?

Дарья Галеева, «АиФ в ВС»: Валерий Алексеевич, ещё лет 7-8 назад обывателям казалось, что поиск альтернативных источников энергии - главное, чем занимается профильная наука. Какие тенденции сейчас?

Валерий Стенников: В науке есть несколько основных направлений. Работа с альтернативными источниками продолжается. Вторая тенденция - интеллектуализация энергетики, всё, что связано с цифровыми, умными технологиями, которые фактически делают энергетику мало зависимой от действий человека. Насыщенность различным оборудованием, аппаратурой приводит к тому, что нам уже сложно управлять системой и нужна дополнительная помощь интеллектуальных систем.

Ещё одна тенденция, которая, как я думаю, лет через десять получит бурное развитие, - интернет-энергия, когда всё работает по принципу интернет-сети. В этом случае человек сам не думает о своём обеспечении энергией, у него есть интеллектуальная система, которая сама соответственно подходящей стоимости, качеству и виду энергии потребляет то количество ресурсов, которое необходимо. Принцип такой же, как в компьютере: мы входим в Интернет, отправляем запрос и получаем ответ, но по сути нас не интересует, кто этот процесс обеспечивает и как. Такая модель на практике ещё не реализована, идёт научная разработка. Хотя похожий принцип реализовали, например, в осветительной технике. Всё освещение ГУМа в Москве работает по такому «сценарию»: там установлены датчики, которые весь свет регулируют в зависимости от времени суток, числа посетителей, времени года. Автоматизированная интернет-система сама всё интегрирует.

Представить такое на уровне целого города, пока сложно, хотя 18 европейских стран уже реализуют интеграцию инженерной системы своих городов, когда электро-, тепло-, водоснабжение и канализование представлены как единый «организм», что позволяет производить обмен энергией между разными системами в зависимости от потребностей.

- Какие умные технологии и альтернативные источники энергии используют в Иркутской области?

Досье:
Валерий Стенников родился в посёлке Качуг в 1954 году. Окончил энергетический факультет иркутского «политеха». Доктор наук, профессор, заслуженный деятель и почётный работник науки РФ, лауреат премии губернатора Приангарья и правительства РФ в сфере науки и техники. Председатель совета Иркутской области по энергоэффективности.

- Мы работаем с автоматизацией управления теплоснабжением в школах, больницах и других соцучреждениях, чтобы потреблять тепло в зависимости от температуры наружного воздуха. Устанавливаем тепловые узлы, которые позволяют автоматически регулировать температуру, не открывая форточку.

По возобновляемой энергетике был крупный проект в селе Онгурён на Байкале . Там поставили интегрированную установку, которая позволяет одновременно использовать разные виды ресурсов: солнце, ветер и дизельное топливо. Это одна из первых установок в России такого образца. 1 декабря 2017 г. солнечную электростанцию запустили в Тофаларии в деревне Нерха - правда, пока в качестве пилотного проекта, который могут растиражировать на три населённых пункта. По планам это позволит значительно сократить завоз дизеля, а значит, стоимость энергии. Есть проекты, связанные с заменой дорогого нефтетоплива на отходы лесопиления в котельных Усть-Кутского, Казачинско-Ленского, Киренского районов. В Братске, где есть газовое месторождение, на «голубое топливо» перевели уже около сотни единиц муниципального автотранспорта, строят газозаправочные станции. Газ получается дешевле бензина.

Байкал мельче, мощности ниже?

- Не секрет, что Иркутская область - счастливый обладатель самой дешёвой электро-энергии в России. Насколько быстро при таких ценах у нас будут развиваться альтернативные источники? Ведь их внедрение обходится гораздо дороже, чем использование энергии Ангары.

- Это так, но надо понимать, что у нас до сих пор не везде есть централизованное энергоснабжение. На севере области есть проблемы - Катангский, Казачинско-Ленский районы, куда приходится завозить дизтопливо, притом это можно делать только летом. Та же Тофалария, где электричество дают по часам. В Братском районе «за морем» есть сложности.

Кстати:
Валерий Стенников не сомневается, что в ближайшей перспективе солнечные установки будут доступны любому дачнику, потому что цены на фотоэлементы сильно падают. За последние пять лет они снизились практически в 10 раз.

Возобновляемые ресурсы сосредоточены в основном на юге области, там есть дешёвое централизованное энергоснабжение, а на севере - его нет. Но технологии развиваются: если сейчас для выработки энергии эффективно использовать ветер, скорость которого больше 4,5 метра в секунду, то вскоре можно будет использовать и более слабый ветер. С точки зрения затрат, ветряки - это дорого, но сейчас у нас на севере фактическая стоимость электроэнергии от 35 до 40 руб. за киловатт-час, а мы говорим - дешёвая. Население платит за свет так же, как здесь, - рубль, просто бюджет вынужден компенсировать. Так что, если сравнить, «альтернатива» не так уж и дорого обходится.

Тем более, север обладает хорошим потенциалом ветра. Главный федеральный эколог Сергей Иванов даже объявлял глобальный проект строительства ветростанции возле Северного Ледовитого океана, чтобы передавать оттуда электроэнергию в Китай.

- Грозит ли Приангарью в целом дефицит энергии? При каком сценарии он возможен?

- Даже в ближайшее десятилетие я не вижу такой проблемы. Я другое могу сказать: Приангарье всегда было экспортёром электроэнергии в систему Сибири, но сейчас ситуация поменялась абсолютно: мы стали импортёрами. Если лет пять назад область поставляла порядка 8-10 млрд кВт-час, то уже в 2016 году мы потребляли из Сибирского региона около 5 млрд киловатт-часов. Из-за обмеления Байкала, наши дешёвые мощности не загружены. В Сибири появилась Богучанская ГЭС, на полную мощность после аварии вышла Саяно-Шушенская, планировалось строительство алюминиевого завода, чего нет. Всё это сделало Сибирь территорией с избыточной энергией, и на ближайшее время дефицита не видно, даже если Байкал продолжит мелеть.

Сибирский регион может производить не менее чем 70 млрд кВт-час, а потребляет всего 52 млрд, разница достаточно велика. Более того, у нас идёт некоторое снижение потребления электроэнергии за счёт снижения производств, а также из-за того, что население начинает экономить.

Что немцу хорошо….

- Говорят, население в России в принципе становится более бережливым, это новая тенденция?

- Абсолютно правильно. Я скажу больше: население, бюджет и мелкие коммерческие организации занимаются энерго-сбережением лучше, чем наши крупные предприятия, потому что «мелкие» более подвержены влиянию цен. Мы это видим, когда анализируем статистику потребления.

Хотя экономия населения тоже не беспредельна, с точки зрения электропотребления мы ещё живём бедновато относительно более развитых стран. Вот вам такой факт: в среднестатистической российской семье порядка 25 различных электроприборов, а в японской - сто! У нас идёт рост электропотребления за счёт улучшения комфорта проживания. Ещё 20 лет назад никто не имел ни микроволновок, ни посудомоек, ни кондиционеров. А сейчас эти приборы у людей появляются, поэтому, несмотря на экономию, мы должны говорить и об увеличении потребления. Это двоякая тенденция.

- Может появиться тенденция экономить не только электричество, но ещё и тепло? Как в Европе, например. Те, кто был зимой в Германии, знают, что немцы живут в одной комнате, даже если у них большой дом, чтобы отапливать только её.

- Мы уже автоматизируем тепловые узлы в бюджетных учреждениях, население в домах начинает устанавливать на отопительных приборах клапаны или другие устройства, которые позволяют регулировать нагрев помещений. Следующий этап - понижение температуры в тех помещениях, где люди не находятся долго - например, в офисах на выходные. Их можно автоматически нагревать за два часа до прихода персонала. Такая автоматика уже есть. Конечно, несмотря на это, наша ситуация всё же отличается от немецкой:в Сибири более суровый климат. Я представляю, если тот же немец придёт из температуры минус 40 в помещение, нагретое до плюс десяти градусов. Вряд ли он сможет согреться.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько цветов высадят в Иркутске летом?
  2. Идет ли надбавка к пенсии за стаж?
  3. Как правильно поливать огород?
  4. Тройка наших. Кто из иркутских футболистов выступит на мундиале?
  5. Опасаться ли горностаевой моли в этом году?

Сталкивались ли вы с домашним насилием?