Андрей Москов 0 11336

Над златом не чахнут. Откровения иркутских ювелиров

Сияющие украшения на витринах ювелирных магазинов - это «черновой» труд. Пыльная работёнка. Будь то золото или серебро - металл есть метал, и у ювелира в момент создания «блестящей штучки» в прямом смысле грязные руки.

Евгений Шлоссер / Из личного архива

31 января ювелиры отпраздновали свой праздник - Международный день ювелира. Однако пышных торжеств по этому поводу «золотые» мастера никогда не устраивают - максимум тортик в обеденный перерыв. Корреспондент «АиФ-Иркутск» побывал на ювелирном заводе, где работают мастера, для которых золото – всего лишь ежедневная работа нехитрым инструментом, ведь уже многие века основной инвентарь ювелира - напильник.

Годами в подмастерьях

В ювилирном деле традиции меняются не часто... В частности, это касается и обучения ремеслу: большинство современных ювелиров «золотых университетов» не заканчивали, а начинали «подмастерьями».

- Я попал на эту работу в прямом смысле «по объявлению», - говорит мастер ювелирного завода Игорь Ивельский. - Пять лет назад прочёл в газете сообщение о наборе учеников. Никаких художественных навыков у меня не имелось, а понятие о «ювелирке» было приблизительно таким: идёшь в магазин, выбираешь, покупаешь, надеваешь - и всё! Начинал с того, что ошкуривал уже отлитые кольца, вставлял в них камешки, полировал, в общем - «доводил до ума» поточные, массовые изделия. Два года «учеником» работал! Правда, потом не второй, а сразу третий разряд получил.

Игорь Ивельский.
Игорь Ивельский. Фото: АиФ/ Андрей Москов

У другого иркутского мастера - Евгения Шлоссера - теперь своё ювелирное ателье, но сначала он тоже ходил в «подмастерьях» целых четыре года!

- Случайно узнал от друга о наборе учеников в ювелирную мастерскую и подумал, что это интересно, - рассказывает Евгений. - Прошёл собеседование. Договорились с владельцем мастерской, что год я обучаюсь и тружусь бесплатно. Однако через два месяца уже выполнял заказы и получал за это деньги. В нашем деле ведь главное не только желание, но и усидчивость. Нет, разумеется, ещё и развитый художественный вкус, пространственное воображение, глазомер, «прямые» руки - много чего. Иначе, так и останешься просто слесарем!

Иркутские ювелирыРабочий стол ювелира. Фото: Из личного архива/ Евгений Шлоссер

Неприбыльное дело

Получается, что ювелирами не рождаются, но при этом усидчивость «от природы» в ювелирном деле совсем не лишняя.

- Людей на завод много приходило, а оставались единицы, - говорит Игорь Ивельский. - Как правило, человек сам уходит. Ведь представляют, что придут, возьмут кусок золота и сразу начнут что-то делать, а им здесь в руки суют напильник и говорят: точи! А ещё многие представляют, что здесь на золоте сразу богатеют. Конечно, чем выше разряд и сложнее работа, тем выше заработок, но я здесь пять лет работаю и богачом пока не стал.

Иркутские ювелиры
 Фото: АиФ/ Андрей Москов

Можно предположить, что у «частников» заработок выше, чем на производстве, но и здесь свои нюансы, по большей части, исторически сложившиеся.

- Безусловно, даже в Иркутске есть мастера, работа которых стоит дорого, - уверен Евгений Шлоссер. - И есть люди, которые иногда готовы платить за это, но… В основном, работа ювелиров - это слесарный труд. Главное, чтобы совесть была чиста, - говорит Евгений.

Вопрос «про совесть» ювелиры слышат чаще всего. Звучит он приблизительно так: «И что, себе золотишко не оставляете?» Вряд ли задающие такой вопрос хотят слышать ответ: они сами себе уже ответили и любой другой ответ их вряд ли интересует. Так или иначе, на ювелирном заводе работники не сидят под видеокамерами. Всё гораздо проще: получаешь металл для работы, расписываешься, потом уже готовое изделие взвешивается. И если золота в нём стало меньше, чем допускается установленными нормативами, ты оплачиваешь разницу из своего кармана. Вот и думай, выгодно ли здесь что-то прикарманивать.

Форма для крестов.
Форма для крестов. Фото: АиФ/ Андрей Москов

Кто контролирует частника? По идее - Государственная инспекция пробирного надзора.

- Проверяют приблизительно раз в три года, - говорит Евгений Шлоссер. - Смотрят формы строгой отчётности. А так как частник работает в основном по «давальческой схеме» - делает украшения из старых изделий, которые ему приносит заказчик, то клиенту, по сути, остаётся надеяться лишь на совесть ювелира.

В свою очередь ювелир-частник дорожит своей репутацией по одной простой причине - новые клиенты приходят к нему по рекомендации тех, кто уже носит его украшения. Сарафанное радио - страшная сила!

Заготовка для броши на сургуче.
Заготовка для броши на сургуче. Фото: Из личного архива/ Евгений Шлоссер

Не как у всех

Для ювелира главное что? Чтобы заказчику понравилось. Времена аляповатых перстней «на всеувиденье» прошли, но с клиентом всё равно приходится работать. Устно.

- Вкус есть, скажем так, не у всех, и в желание клиентов часто приходится вносить свои коррективы, - признаётся Евгений Шлоссер.

Похоже для ювелира - это самая сложная часть работы.

- Говоришь, что не будет так смотреться, давайте вот так сделаем! - рассказывает Игорь Ивельский. - Смотрят на тебя с подозрением: а может, у тебя просто не получится сделать того, что я хочу? Но потом всё-таки признают, что предложенное тобой действительно лучше. Вкус, конечно, понятие субъективное, но... Надо признать, что заказы стали более индивидуальными, «не как у всех». Часто - благодаря Интернету. Мы иногда по заказам клиентов узнаём о ювелирных новинках Европы. Распечатают, придут с картинкой: «Так сможете?» А вот чтобы что-то своё придумать - такого я не припомню.

Анка с пунзелями - инструмент  создания держателей для камней.
Анка с пунзелями - инструмент создания держателей для камней. Фото: Из личного архива/ Евгений Шлоссер

А где берёт идеи сам ювелир? «Подворовывает» в витринах магазинов и в том же Интернете? И думает ли он при этом, что создаёт драгоценное украшение? Золото, в конце концов!

- Задумка любого изделия на чём-то основывается, в смысле - почерпнута из чьей-то предыдущей работы, - признаётся Игорь. - Это нормально. А вот наглое копирование у нас не приветствуются. Что же касается самого металла… Это просто то, с чем ты работаешь. По-крайней мере, если заходишь в ювелирный магазин, бурных эмоций точно не испытываешь. Максимум по-думаешь - смотрится или нет, и тут же в уме прикинешь, как это можно было бы сделать.

А всё «таинство» выглядит так.

- Сначала весь процесс воспроизвожу в голове, - рассказывает Евгений Шлоссер. - У меня эскиз, я смотрю и решаю, что будет проще сделать сразу в металле, а что вырезать в модельном воске и потом отлить. Могу на бумаге прорисовать какие-то детали, чтобы форму лучше понять, а потом… Берусь за лобзик, надфили, горелку, бормашину, штихеля - и всё! Теперь главное, чтобы мой внутренний критик потом оказался доволен.

Языком цифр

550-1200 рублей дают за 1 грамм золота (585 пробы) ломбарды Иркутска (810 руб. - Иркутский ювелирный завод).

2100-3200 рублей - цена 1 грамма золота (585 пробы) в новых ювелирных изделиях в Иркутске.

1500-2000 рублей за грамм изделия - цена работы частного ювелира в Иркутске (по эскизу клиента).

5000-7000 рублей - разработка эскиза авторского украшения.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Где в Приангарье отдохнуть летом ребенку с ограниченными возможностями?
  2. Можно ли беременным ходить на кладбище?
  3. Программу по охране Байкала продлят?
  4. В Иркутске выведут новый сорт картошки?
  5. Как заслужить почетный знак «Материнская слава»?

Сталкивались ли вы с домашним насилием?