Дарья Галеева 0 1958

Рыбы нет. Почему Россию ждет дефицит байкальского омуля

С 1 октября в Байкале запретили ловить самую ценную рыбу. Не исключено, что жители и гости Прибайкалья и дальше смогу лакомиться омулем. Но стоить он наверняка будет гораздо дороже.

Всего 30 инспекторов Рыбоохраны - на весь Байкал.
Всего 30 инспекторов Рыбоохраны - на весь Байкал. © / Наталия Горбань / АиФ

В последний день сентября в Листвянке прошёл очередной День омуля, кульминацией которого по традиции стало приготовление 500 литров ухи из самой ценной байкальской рыбы. Когда организаторы планировали фестиваль именно на эту дату, они ещё не знали, насколько он получится символичным.

Волею судьбы и чиновников в этот день народ не веселился, а скорее - прощался с рыбой на ближайшие пять-семь лет. С 1 октября вылов байкальского эндемика всё-таки запретили, притом и промышленный, и любительский.

Семь лет безрыбья

Впервые официальное подтверждение того, что разговоры о скором запрете оказались никакой не шуткой, иркутские журналисты услышали в пресс-центре «АиФ в ВС». Новость сообщил замначальника отдела госконтроля, охраны водных био-ресурсов Ангаро-Байкальского управления Росрыболовства Ринат Енин. Он сказал, что такое скорое введение запрета стало сюрпризом даже для специалистов его ведомства: приказ хоть и готовили очень давно, но все считали, что вступит в силу он только со следующего года. Так, к примеру, минсельхоз области уже начал разыгрывать на вылов омуля квоты. Видимо, их заменят на возможность добывать другие виды рыб - хариуса или сига. Так как мораторий на промышленный омулёвый лов - тотальный.

Языком цифр:
Один из вариантов решения проблемы - разводить омуль в Братском водохранилище, вода там теплее и кормовая база другая, поэтому рыба будет дозревать до половозрелого возраста не семь лет, а 3-4 года. Однако учёные полагают, что рыба, выращенная там, не будет давать потомства, поэтому туда нужно будет вновь и вновь выпускать искусственно выращенных мальков.
Населению же оставили единственный вариант рыбалки на символ «жемчужины» - только зимой со льда Байкала, исключительно на бормашовую удочку и не больше 5 кг в сутки на рыбака. Все остальные способы запрещены, более того - по новым правилам нельзя даже подходить к Байкалу ближе чем на 500 метров с запрещёнными снастями: сетями и колющими орудиями ловли.

Однако даже из такого жёсткого правила есть исключение: право добывать омуль сохранили для коренных малочисленных народов. Правда, на побережье Байкала со стороны Иркутской области их нет, они живут в Северобайкальском и Баргузинском районах, которые относятся к Бурятии. Ловить рыбу представители народов могут не только для собственных нужд, но и на продажу, однако ограничения ввели и для них: нельзя пользоваться сетями и рыбачить в нерестовый период.

Как сообщил Ринат Енин, по срокам запрета что-то говорить рано - всё будет зависеть от того, как быстро восстановится популяция. Однако, по мнению руководителя Байкальского филиала «Главрыбвода» Леонида Михайлика, ждать придётся долго: омуль в Байкале до состояния промыслового растёт в среднем 7-9 лет.

Между тем данные о популяции омуля в Байкале разнятся: по словам Михайлика, Росрыболовство, принимая решение о моратории, ориентировалось на численность рыбы, которая заходит в реки на нерест, учёные же считают более верным гидроакустический метод подсчёта и оценивают всю рыбу, которая есть в Байкале. По данным Леонида Михайлика, биомасса омуля в озере - всего 10-13 тыс. тонн, по подсчётам Лимнологического института СО РАН (данные 2015 года) - около 23 тыс. тонн.

«Чтобы промышленный вылов вновь открыли, нужно, чтобы популяция рыбы в озере составила хотя бы 50 тыс. тонн. А это вопрос не одного года. Ту рыбу, которую мы начнём воспроизводить в рамках запрета со следующего года, увидим только через 7 лет, когда она придёт на нерест, не раньше», - констатировал Михайлик.

«Вы чего? Я коренной!»

Между тем, как говорят эксперты, мораторий на легальную добычу рыбы не даст вообще никакого эффекта, если омуль по-прежнему будут уничтожать браконьеры. Однако будут ли с ними бороться жёстче, неясно. По словам Рината Енина, огромный Байкал патрулируют всего 30 инспекторов Рыбоохраны, из них 12 - в Иркутской области. К примеру, в Слюдянском межрайонном отделе их пятеро, в новом Ольхонском, который создали только в этом году, - четыре человека. Также в период нереста рыбы к патрулированию привлекают сотрудников из других районов, представителей транспортной полиции, Росгвардии.

Кстати:
Один из вариантов решения проблемы - разводить омуль в Братском водохранилище, вода там теплее и кормовая база другая, поэтому рыба будет дозревать до половозрелого возраста не семь лет, а 3-4 года. Однако учёные полагают, что рыба, выращенная там, не будет давать потомства, поэтому туда нужно будет вновь и вновь выпускать искусственно выращенных мальков.
Впрочем, Леонид Михайлик уверен, что браконьеров всё-таки становится меньше - из-за мер, которые принимает правительство Бурятии (а нерестится рыба в реках со стороны республики) вместе с полицией. Штабы по охране омуля там собирают несколько раз в неделю.

«Число рыб-производителей, которые заходят в реки на нерест, уже начало расти. Это видно по статистике заводов, которые получают икру для воспроизводства омуля. Если, по данным на 26 сентября прошлого года, Большереченский завод заготовил всего 200 производителей, то в сентябре этого года - уже 3,5 тыс. По Селенге в 2016 году не было заготовлено ни одного производителя, а в этом уже порядка 2,5 тыс. особей. Это говорит о том, что нагрузка браконьерская уменьшилась и рыбе наконец-то дают возможность доходить до своих нерестилищ», - поясняет Леонид Михайлик.

Правда, по его мнению, сейчас браконьеры могут избрать новую схему «отмывания» запрещённой рыбы - продавать омуля, прикидываясь представителями коренных малочисленных народов. Если уж вводить запрет, то для всех без исключения, считает Михайлик, в крайнем случае - следовало оставить «народам» возможность добывать символ Байкала только для своих нужд.

Пожалуй, самым главным итогом этой истории для обычных потребителей станет рост цены на байкальский деликатес. Совсем без рыбы, уверены эксперты, мы не останемся - к нам, скорее всего, повезут омуль из Якутии, где можно его ловить. Водится ценная рыба и в Енисейском бассейне. К тому же, заменить эндемика может сибирская ряпушка - эту рыбу от омуля отличить порой не может даже наука. И этим, кстати, давно пользуются хитрые продавцы на рынке - малоизвестную ряпушку частенько выдают за «распиаренного» омуля.

Комментарий

Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов:

«Мы изначально были против запрета. Дело в том что на нерест заходит всего лишь 5% от всей рыбы, которая находится в Байкале. В последнее время выдавали квоты на вылов не больше 1,5-2 тыс. тонн омуля в год, то есть теперь около 5% от данной численности пойдёт нереститься, но часть этой рыбы не дойдёт до рек (её браконьеры «съедят»), какое-то количество икры не созреет - это естественный процесс, к тому же, не все мальки спустятся в Байкал. Более того, 1,5% рыбы, которая должна нереститься, пропускают этот этап. Выходит, что в озеро из этой рыбы, которая запрещена к вылову, дойдёт какой-то совсем мизерный процент.

В этой ситуации нужно не запрещать легальный вылов, а бороться с браконьерами и наращивать искусственное производство рыбы. Это будет гораздо эффективнее, чем надеяться: «Ввели запрет - и теперь всё будет хорошо». Не будет. Рыба, которую запретили ловить, не влияет на производство новых особей. По поводу популяции омуля: мы видим, что снижение численности действительно есть, но не того порядка, о котором все говорят. Мы считаем, сколько рыбы в Байкале, а чиновники подсчитывают, сколько рыбы заходит на нерест, и потом экстраполируют на всё озеро. Но нельзя же судить по каким-то процентам о всей популяции.

Среди проблем, которые влияют на снижение популяции: мало омуля дозревает до нерестового возраста, почему - пока неизвестно. Также может сказываться маловодье в нерестовых реках, которые впадают в озеро, но не в самом Байкале - если уровень в нём падает на 50 см, спины у рыб не сохнут».

Особое мнение

Начальник отдела правовой работы Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Бурятии Тамара Вахрамеева:

«С 1 сентября этого года вступил в действие новый технический регламент о безопасности рыбы и рыбной продукции, который в значительной степени ужесточает требования к обороту. Теперь все виды рыбной продукции должны сопровождаться ветеринарно-сопроводительными документами, пройти ветеринарно-санитарную экспертизу. Рыба отныне подлежит декларированию, а значит, любой потребитель может попросить у продавца соответствующие документы и самостоятельно проверить качество. Это можно сделать в онлайн-режиме на сайте Росаккредитации по пяти последним цифрам номера декларации и даты её выдачи. Если гражданин покупает рыбу без документов, например - на стихийных рынках, то все риски - его. Это напрямую касается запрета: омуль любительского и тем более браконьерского лова никогда не имеет ветеринарно-сопроводительных бумаг, потому что легализовать его невозможно».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. …есть ли польза в мёде-креме?
  2. Где проходит выставка памяти семьи императора Николая II?
  3. Иркутскую об­ласть включили в федераль­ную программу по развитию туризма?
  4. Идет ли надбавка к пенсии за стаж?
  5. Как правильно поливать огород?

Когда вы начинаете собирать ребёнка в школу?