aif.ru counter
Инна Пальшина 0 309

Охотовед Дмитрий Медведев - о возрождении деревни и снежном человеке

Доцент кафедры прикладной экологии и туризма Иркутской сельскохозяйственной академии, член Союза фотохудожников России и Сибири...

До Нового года в Иркутской области должна выйти долгожданная Красная книга. Один из её составителей, кандидат биологических наук, охотовед, открыл несколько неизвестных науке зверей, мечтает подарить Иркутску музей естественной истории с мамонтами в натуральную величину и создать фонд редких и исчезающих животных Восточной Сибири.

Больше чем страсть

«АиФ в ВС»: - Дмитрий Германович, есть ли животные, которые не дождались создания Красной книги?

Дмитрий Медведев:- Многие виды балансируют на грани исчезновения. Например, красный волк может заходить на территорию области и уходить… Точно так же - солонгой, зверёк из семейства куньих, дрофа Дыбовского… Учёные стараются не говорить твёрдо, есть или нет. Высока доля вероятности, что эти виды существуют.

Сегодня список даже расширился: теплеет, и ареал некоторых животных сдвинулся к нам с юга. Например, забайкальский снежный барс - в нашем музее охотоведения есть его шкура, изъятая у браконьеров. С последними встречаться приходится довольно часто. Браконьерство у нас развито очень широко. И корни лежат в Советском Союзе. В Российской империи, надо полагать, эта проблема тоже была актуальной. Но о той же Сибири говорили: «Тайга здесь закон, прокурор - медведь». Не был нарушен хозяйственный уклад: сами хозяева решали, как в этом году пользоваться полем, охотничьим промыслом. Когда эта система сломалась, с людей сняли всю ответственность. Плюс продуктовая корзина среднего человека уступала европейской. Естественно, селянин считал себя вправе это компенсировать.

Вот почему деревня в таком упадке: разрушили, на мой взгляд, самое основное - самостоятельное хозяйствование человека.

Сегодня люди не упускают возможности сказать, что виновато государство. А раньше крестьянам было достаточно земли, чтобы наладить жизнь. И на берегах Байкала век назад крестьянин не мог остаться голодным.

«АиФ в ВС»: - А как же обеспеченные и порой высокопоставленные браконьеры? Люди, не считающие охоту средством выживания?

Д.М.: - Понимаете, страсть к охоте у мужчины так же сильна, как страсть к женщине. Я считаю, мужчина должен воевать или охотиться, в крайнем случае - рыбачить или заниматься спортом. Нельзя запретить охоту радикально. Вспомните нашу антиалкогольную программу: можно запретить и вино, в итоге уничтожается вся культура его употребления, вырубаются ценнейшие виноградники. С браконьерами-преступниками нужно серьёзно бороться. Но если кому-то просто не досталось лицензии, лучше сделать его цивилизованным охотником.

Когда-то и в США была браконьерская вакханалия. Там ввели такие преобразования, что сегодня 10 процентов выручки каждого оружейного магазина идёт на восстановление животного мира, а 25 охотников содержат одного егеря. И если во многих странах сегодня есть дичь, то это заслуга именно охотников - всю землю не покроешь заповедниками. В России есть охотничьи хозяйства, где охрана дичи организована лучше, чем в заповедниках и национальных парках.

«АиФ в ВС»: - Насколько опасна сегодня профессия егеря?

Д.М.: - В тайге человек рискует всегда: проще простого выколоть глаз сучком, подвернуть ногу, замёрзнуть. Плюс общение с вооружёнными людьми. Как бы егерь ни был подготовлен, он один…

Ещё в советские годы у нас создана боевая дружина по борьбе с браконьерством. В начале семидесятых от рук браконьеров погибли наши студенты Улдис Кнакис и Виктор Моисеенко-Лысенко. В последние годы я не слышал о таких случаях, хотя, думаю, они имеют место быть. Сравнительно недавно сотрудники Саяно-Шушенского заповедника ушли в рейд и просто пропали. Когда люди исчезают в тайге, сложно сказать - по каким причинам.

«АиФ в ВС»: - В ведении большинства сегодняшних егерей тысячи квадратных километров леса. Можно ли что-то сделать в таких условиях?

Д.М.: - Прблема, безусловно существует, но даже от одного человека зависит очень много. Если вся территория не испещрена дорогами, можно, например, правильно место выбрать для кордона. Были такие люди, которых браконьеры побаивались, и если не уважали, то остерегались.

Снежный пищухоед

«АиФ в ВС»: - На ваш взгляд, сегодня можно развиваться экономически и сохранять природу?

Д.М.: - Конечно. Охотничьи хозяйства развивать можно и нужно, нужно искусственно разводить редкие виды животных - для этого и необходим фонд редких животных. У нас есть для этого масса уже изменённых человеком территорий. Тот же бурый медведь или снежный барс могут давать огромный экономический эффект, если станут объектами научного туризма, если будет разрешена их видео­съёмка…

Вы, наверное, слышали о скандальной охоте на горных баранов в горах Алтая пару лет назад. Там были задействованы члены правительства, высокопоставленные лица, разбился вертолёт… Думаю, многие из тех, кто был на борту, и не подозревал, какое это было колоссальное нарушение. Конечно, это моё частное мнение, но я сталкивался с такими ситуациями, когда охотники спрашивают, можно ли добыть зверя, а местная власть отвечает: «Мы всё организуем», хотя эти животные охраняются.

А если бы этих баранов разводили, через десять лет охотиться можно было вполне легально. К слову, одно животное стоит столько же, сколько африканский слон или стадо коров. Условия позволяют разводить таких баранов в Нукутском или Усть-Ордынском и Ольхонском районах, и это будет в разы эффективнее сельского хозяйства.

…Учёный показывает музей охотоведения. Из-под потолка за нами «следит» чучело забайкальского снежного барса:

- Мы пытаемся получить право на отлов этих животных, чтобы развести их в неволе, - делится биолог. - Забайкальские снежные барсы обитают в крайне опасных районах, где идёт петлевой лов кабарги. Незаконный, естественно.

Эту форму снежного барса - более крупного, тёмного, пятнистого и длиннохвостого по сравнению с сородичами, а главное обитающего в лесу, биолог открыл десять лет назад:

- Мы искали «эпицентр» местонахождения забайкальского снежного барса, но он был неуловим, как снежный человек. И вдруг поступили сведения, что добыт. Понадобилась целая разведоперация, чтобы найти браконьеров, которые завладели шкурой, и изъять её. Так произошло научное открытие, до сих пор, пожалуй, не получившее в России достойного освещения.

- А что касается снежного человека, - улыбается охотовед, - существует вполне реальный его прототип - бурый медведь-пищухоед (пищуха - небольшой зверёк, родственник кролика). Открыт он был русским учёным Пржевальским. Во время одного из путешествий, рассказывал учёный, ему сообщили о шкуре дикого человека Хунгурису, подвешенной в буддийском храме к потолку. Оказалось, под потолком висела шкура медведя.

К такому же выводу пришла потом целая группа учёных: немецкие лингвисты, чешские биологи-альпинисты. Недавно японский учёный вновь сделал это «открытие». Что же касается «находок» криптозоологов, пока я вижу только подделки.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Где воспитывают особых дошколят?
  2. Можно ли отказаться от общения с коллектором?
  3. Кого ждут на образовательном салоне?
  4. Где выдают электронный родовой сертификат?
  5. Чем можно кормить птиц зимой?

Как вы готовитесь к сезону гриппа и простуд?