aif.ru counter
Наталья Пенто 0 184

Родина, которой нет. В Братске собирают историю затопленных деревень

Жители Иркутской области вспоминают последствия великой стройки.

От деревенской жизни остались только воспоминания и фотографии.
От деревенской жизни остались только воспоминания и фотографии. © / Зинаида Мирских / Из личного архива

12 декабря в Братске отмечают День города. Так называемой северной столице Иркутской области исполняется 63 года. Датой основания города считается 1955 год, когда началось возведение Братской ГЭС и переселение людей из сёл, вошедших в зону затопления энергетического гиганта.

Больше полувека прошло с тех времён, но память о деревнях, ушедших под воду, жива до сих пор. Краевед Зинаида Мирских – одна из тех, кто продолжает её сохранять.

Жизнь пополам

События тех лет стали для её семьи личной трагедией. Бабушка, дедушка и родители Зинаиды Леонидовны жили в исчезнувшей островной деревне Филиппово на Ангаре. Там же родились её старшие сёстры.

«Родные мне рассказывали, что весной на острове всё благоухало ароматами, его обрамляла белоснежная кайма цветущей черёмухи, – рассказывает она. – А ещё там было озеро, по берегам которого росла лесная смородина. Недалеко, за рекой, располагались другие деревни: Романово, Тепляшино, Исаково, Лучиха, Распутино, Красный Яр… Все они ушли под воду. И сейчас приходится воссоздавать по крупицам картину того времени».

Делает это краевед по рассказам, которые когда-то слышала от родных – мамы Валентины Чупиной, от тётушек и старших сестёр.

«Ангарские деревни были самыми обычными. В них скромно жили селяне, много работали, вели подсобное хозяйство, но и отдыхать тоже умели. К праздникам – будь то Рождество, Пасха, или Петров день – готовились тщательно, приберегали к ним продукты: сало, мясо, творог и сметану. Ловили в Ангаре отменную рыбу: тайменя, ленка, осетра. Пекли в русской печи пышные, рассыпчатые сибирские шаньги. Несмотря на крепкие сибирские морозы, ходили друг к другу в гости, пели песни под гармонь, водили хороводы. Молодёжь всегда собиралась вечерами, летом на улице устраивали вечёрки. Мама рассказывала, что любили собираться под окнами их дома. Бабушка с дедушкой были добрейшими людьми и никогда не препятствовали этим, говоря современным языком, тусовкам. Вообще жили в деревне очень дружно», – делится краевед.

Зинаида Мирских рассказывает об ушедшей деревенской жизни с особенным воодушевлением, хотя сама родилась уже в посёлке Гидростроитель, куда переехала её семья после затопления родного Филиппово. Её отец Леонид Чупин – родом из ангарской деревни Антоново, чуть позже тоже попавшей в зону затопления (только теперь Усть-Илимской ГЭС), работал на строительстве Братской гидроэлектростанции бульдозеристом, а мать – в столовой, где обедали первостроители. В 1967 году семья переехала в Братск.

«Мы ещё очень долго ездили к родным в Гидростроитель и каждый раз проезжали по братской плотине, – вспоминает моя собеседница. – Тогда я ещё не понимала и не осознавала, что это грандиозное сооружение, соединяющее правый и левый берег Ангары, станет для меня линией, которая разделила историю моего рода на «до» и «после».

Вдохновение через утрату

Осознание пришло позже. Как призналась сама Зинаида, взгляд на мир значительно поменялся в 2005 году, когда она заболела и была прикована к постели.

«Видимо, эта история долгие годы копилась внутри меня и вдруг начала выливаться в стихотворения. В них я стараюсь сохранить и донести тепло воспоминаний об истории своих родных до сердец других людей, особенно молодёжи, – говорит она. – И сейчас мне хочется всё больше и больше узнавать об истории людей, когда-то живших на этой сибирской земле, где родилась я, мои дети, а теперь уже и внуки».

В желании знать больше о своём крае моя собеседница не одинока. В северной столице образовалось целое объединение краеведов «Старый Братск», интересующихся родной историей. Практически все они – потомки жителей затопленных мест. Часто собираются вместе и, по словам Зинаиды Мирских, продолжают писать летопись своей малой родины. Уже четыре года историки, архивисты, библиотекари, депутаты объединены одной целью – сохранить культурное и природное наследие Братского района. Они встречаются со старожилами, занимаются изучением своей родословной, участвуют в экспедициях, устанавливают памятные кресты в местах, где стояли русские деревни, и пишут книги о тех местах, которых больше нет. Например, Валентина Московских посвятила своё краеведческое исследование деревне Матёра, а Зоя Дворяткина – деревне Антоново. Село с необычным названием Карабаб, где жили ссыльные «кулаки», описала в своей книге Нина Вторушина.

Кстати

Первый поэтический сборник Зинаиды Мирских «Тепло истории моей» вышел в свет в 2015 году. Он посвящён жителям затопленных ангарских деревень и той боли, которую прочувствовал каждый из них, потеряв навсегда родные сердцу места. Отрывок одного из стихотворений – «Остров, которого нет» – мы решили опубликовать для наших читателей.

…Это всё мне, наверное, снится.

На пароме плыву по реке

И родные, мне милые лица

Различаю уже вдалеке.

На угоре стоят три берёзы,

И всё так же поют соловьи…

Что ж вы льёте от радости слёзы,

Дорогие родные мои?

Обниму вас. Когда-то при встрече

Обнимали вы так же своих.

Заводили негромкие речи,

Да не знали о днях роковых.

Обернулась ужасной бедою

Гибель той материнской земли,

И в душе не найти вам покоя,

Что дома и погосты сожгли.

Как же здесь я могла очутиться?

Это ж остров, которого нет.

Прилетела невидимой птицей.

Погостив, не услышу ответ.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как не подорвать здоровье во время отдыха за рубежом?
  2. На каком месте Иркутск в голосовании за лучший город России?
  3. Как выбрать икру?
  4. Чья красавица выше?
  5. Где воспитывают особых дошколят?

Где историческая информация представлена наиболее правдиво?